Ямабуси - горные воители

 

Ямабуси
Последователей сюгэндо, удалявшихся в горы для аскетической практики, называли ямабуси - "спящие в горах" (другие названия: яма-но хидзири - "горные мудрецы"; сюгэндзя - "занимающиеся практикой для обретения магических способностей"; сюгёся - "занимающиеся аскетической практикой"; гёдзя - "практикующие"). Далеко не все из них оставались в горах постоянно, ведя жизнь отшельника в полном смысле этого слова. Подавляющее большинство совершало восхождения в горы лишь эпизодически. В остальное время они либо находились в храмах, связанных с сюгэндо, либо странствовали, забредая подчас в самые отдаленные уголки Японии. Постепенно они обрастали приверженцами из числа мирян. Когда наступало время восхождения на святые горы, ямабуси служили для них проводниками и наставниками в постижении таинств горного отшельничества. Таких ямабуси стали называть сэндацу.

Доктринальные вопросы для ямабуси были далеко не главным. Для них гораздо важнее была реальная аскетическая практика и ее результат - чудодейственные возможности. Основу практики ямабуси составляли длительные паломничества по святым горам. По сути, они и составляли жизнь наиболее ортодоксальных аскетов. Во время этих паломничеств последователи сюгэндо посещали различные места силы: водопады, священные пруды и озера, причудливые вершины. Там они совершали различные ритуалы и обряды в надежде, что ками и будды наделят их сверхъестественной силой.

Гонения на ямабуси
Правительство в первый период существования движения сюгэндо (VII - VIII вв.) относилось к нему крайне неодобрительно. Связано это было с тем, что сюгэндо никак не вписывалось в политику государственного буддизма.

В это время государство стремилось установить контроль за распространением буддизма в стране. Принятие монашеского сана разрешалось только лицам, знающим сутры. К экзаменам на знание "богословия" допускалось лишь несколько человек в год. Все монахи должны были служить государству: молить о его благосостоянии, поддерживать в массах правительственную политическую линию.

Деятельность же ямабуси объективно противостояло этой политике. Начать с того, что в основном ямабуси становились лица, не прошедшие официального посвящения в монахи. На доктринальные вопросы им, в подавляющем большинстве, было наплевать. В первую голову они ставили практику, направленную на личное овладение сверхъестественными возможностями, а проблемы государственной стабильности и авторитета властей их волновали очень мало. Действия ямабуси носили спонтанный, неангажированный характер.


Естественно, что власти прилагали немало усилий для борьбы с сюгэндо, официально объявив это движение вне закона. В указах 718 и 729 годов запрещалось строить скиты в горах, заниматься проповедью закона Будды в лесных и горных местностях. Гонения особенно усилились в период возвышения монаха Докё, который пользовался благоволением императрицы Кокэн. В 765 году специально для него был создан пост "монаха-министра", в результате чего он фактически узурпировал власть в стране. По его приказу вооруженные отряды охотились на ямабуси, арестовывали их и разоряли горные скиты.
Многие считают, что в сопротивлении правительственным войскам родилось боевое искусство ямабуси, послужившее основой нин-дзюцу. Однако преследования ямабуси продолжались очень недолгое по историческим меркам время. Практически сразу после смещения Докё с поста "монаха-министра" в 770 году почти все ограничения деятельности ямабуси были сняты. Правительство потерпело поражение. В источниках периода гонений на сюгэндо нет никаких упоминаний о столкновениях между правительственными войсками и группами ямабуси. В условиях, когда правительство контролировало лишь центральный столичный округ, было достаточно уйти подальше в горные дебри, и уже никто "горных мудрецов" достать бы не смог, так что никакой нужды в боевом искусстве в тот период у ямабуси не было.