В.Бродовой.Полемика вокруг айкидо.
В качестве введения к своему основному тезису изложу несколько взглядов на айкидо в виде воображаемой полемики. Итак, вначале доктрина организаций, официально занимающихся распространением айкидо (главная из каковых, несомненно, Хомбу Айкикай). Выглядит она примерно так. Айкидо — это современное боевое искусство, созданное Морихеем Уэсибой на основе старинных самурайских воинских систем рукопашного боя и фехтования. Однако целью айкидо является не убийство или борьба, а развитие миролюбия, доброжелательного отношения к людям, совершенствование собственного "я". Поэтому в айкидо нет ни поединков, ни соревнований, а только совместные тренировки по строгому плану. Что вовсе не исключает прикладной ценности приемов айкидо, с помощью которых можно нейтрализовать любое нападение вооруженного или невооруженного противника, не убивая его, а контролируя агрессию и обращая его силу против него. 

Это определение звучит как небесная музыка — само совершенство. Действительно, мало того что не калечишься и не перенапрягаешься, так еще и попутно осваиваешь суперсистему боя, по определению превосходящую все остальные. Но тут вступают голоса представителей других видов единоборств, звучащие примерно так. Практика показала, что айкидоисты как бойцы не представляют собой ничего (пусть даже когда-то непосредственные ученики О Сэнсэя и демонстрировали что-то в этом плане). В поединках с боксерами или каратистами они летают с кулака на ногу и обратно, в поединках с борцами не могут продержаться на ногах и десяти секунд, а на улице преспокойно получают в морду и по всем другим частям тела. Прикладная ценность айкидо — нулевая, приемы его — нереальны и далеки от жизни, а о том, что можно научиться защищаться, толком не нападая и не защищаясь на тренировках, смешно даже говорить. Остается только странный физкультурный балет, пусть даже отличающийся своеобразной красотой. 

От этой критики айкидоистам становится неуютно. Не желая, тем не менее, выходить на ринг и доказывать свою правоту ("ведь это противоречит самому духу айкидо"), они приводят в пример выдающихся бойцов, выросших на идеях айкидо. Начиная, разумеется, с самого Морихея Уэсибы и заканчивая, разумеется, самим Стивеном Сигалом. 

Но противники не сдаются. Они указывают на то, что Морихей Уэсиба не изучал айкидо, а создавал его. Изучал он джиу-джитсу, фехтование мечом и копьем, прожил тяжелую, полную испытаний жизнь, закалившую его как бойца и как человека. Айкидо у него началось уже тогда, когда закончилась суровая биография воина. Демонстрируемая Стивеном Сигалом боевая техника включает айкидо, элементы китайских и филиппинских систем, много ударов руками и ногами, явные фехтовальные навыки, и в общем далеко не сводится к одним только базовым формам айкидо. Что касается многих других бойцов, то они либо стали бойцами еще до изучения айкидо, либо параллельно практиковали другую технику, в которой есть место и поединкам, и жесткому противостоянию, и боли с кровью и потом. 

Но не сдаются и айкидоисты. Они заявляют, что главное — принципы и подходы, которые везде общие. Главное — понять, в каких направлениях и под каким углами выполняются движения, отработать их с партнером в самом общем виде, чтобы уяснить, какими законами управляется поединок. Всё это в айкидо есть. 

Противники не унимаются. Они резонно возражают, что, сколько ни говори "халва", во рту сладко не станет. Сколько ни обсуждай законы поединка за рюмкой чая, сколько ни катай удобного податливого партнера по татами — пока не станешь в поединок и не попробуешь, все равно не поймешь, как работают эти самые законы поединка. Поэтому нужно нарабатывать удар на снарядах, оттачивать технику броска на тяжелых и сильных напарниках, работать с сопротивляющимся партнером в условных и вольных схватках. В общем, хочешь научиться драться — учись драться. 

Айкидоисты снисходительно сообщают: ну так всё это нетрудно сделать. Посмотрите на богатство техники айкидо, изложенной в виде базовых форм (ката, вадза) — условных, заучиваемых напамять "поединков". Там и удары, и переходы с приема на прием, и контрприемы — всё это есть, можно использовать. Добавить удары, работу на снарядах, вольные схватки — и вперед. 

Противники на эту снисходительность не ведутся и спрашивают: так где же всё это в додзё айкидо? Где же оборудование типа лап, груш, мешков, макивар, перчаток, шлемов, учебного оружия, пригодного для работы в полный контакт? Где фазисная тренировка — постепенный контролируемый переход от чистой отработки к вольной схватке? Где мускулистые, выносливые, уверенные в себе бойцы, закаленные множеством учебных поединков? 

Айкидоисты отвечают: но ведь всё это приведет к нарушению заветов, правил и принципов. Мы же перестанем быть айкидоистами. Ведь нам завещали не проводить поединков, избегать жесткости, ни в коем случае не сопротивляться приему, не затевать драку и соревнование на татами. Иначе где же миролюбие, где же любовь к людям, где же искусство мира? 

Украинский народ сообщает по этому поводу: "говорили-балакали, с╕ли та й заплакали". 

Сведу-ка я все это в краткий тезисный список аргументов одной и второй стороны — сторонников и противников айкидо (С. и П. соответственно). 

С.: Айкидо - это искусство жить в мире, выросшее из старинных систем боя. 

П.: Но для боя оно не годится - в нем не учат драться, нет реальных приемов. 

С.: В нашей системе было много грозных бойцов — от М. Уэсибы до С. Сигала. 

П.: Все они были бойцами за счет того, что параллельно изучали и другие системы. 

С.: Но вся их техника следует общим идеям и принципам айкидо. 

П.: Одних принципов мало, надо еще учиться жестко бить, бросать, вообще драться. 

С.: Все это можно сделать, ужесточив технику и изменив методику. 

П.: Почему же вы этого не делаете? 

С.: Это будет нечто другое, а не айкидо. Айкидо — это искусство жить в мире... 

...и так далее по кругу. Пусть это прозвучит громко, но я желаю сказать в этом споре последнее слово и закончить данную воображаемую полемику, внеся полную ясность. (Хотя до меня ее уже внес сэнсэй Тэцутака Сугавара, рассказав всё то же, что и я, только поделикатнее, в книге "Айкидо и китайские боевые искусства".) 

"Коварный" замысел О Сэнсэя 
Итак. Айкидо действительно является потомком эффективных систем боя. В нем действительно остался рисунок техники, использовавшейся для реального рукопашного боя. Но методика современного айкидо специально выработана Морихеем Уэсибой так, чтобы в результате занятий ни в коем случае не получился бы подготовленный боец. Занятия классическим айкидо согласно методическим рекомендациям Хомбу Айкикай призваны охватить максимально возможное количество людей разного возраста и физических кондиций. Тренировки построены так, чтобы заниматься в парах могли какие угодно партнеры без различия пола, роста, веса и силы. Современное айкидо является физкультурой в хорошем смысле этого слова — культурным, содержательным времяпровождением с применением полезных для здоровья физических упражнений, в основе которых лежат некогда боевые приемы. Итак, страшная тайна айкидо: 

АЙКИДО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ БОЕВОЙ СИСТЕМОЙ 
ПО САМОМУ ЗАМЫСЛУ ЕЕ СОЗДАТЕЛЯ. 

Главная мысль во всём этом рассуждении заключается в том, что не следует заблуждаться, будто "истинное айкидо" рождалось как боевая система, а потом каким-то непостижимым образом выхолостилось в то, что мы знаем. Ничего подобного. Создатель айкидо, похоже, именно планировал создать систему, драться с помощью которой было бы физически невозможно, а иллюзию занятий единоборствами она бы тем не менее создавала. Вот откуда любовь, гармония, взаимопонимание — от полного отсутствия возможности и умения драться у тех, кто по этой системе занимается. Драться в ней не только не учат, но и непосредственно запрещают это делать — даже на татами. Айкидо — система "для всех", "для общечеловеческой семьи", а следовательно - не боевая. Потому что, знаете ли, одно из двух — либо боевая, либо для всех. 

План удался на все сто — все-таки Основатель был гений. Он пошел даже дальше Дзигоро Кано. Создатель дзю-до превратил джиу-джитсу — науку боя и убийства — в спортивное соревнование, набор красивых приемов, с помощью которых можно бороться даже детям, но требуется приложить особые усилия, чтобы убивать и калечить. А Морихей Уэсиба продвинулся на новый этап — он создал систему, с помощью которой даже и бороться нельзя, а можно только помогать друг другу выполнять подобие боевых приемов. Отдадим же ему должное, но не будем приписывать лишнего — а именно, намерения сохранить в тренировках боевую составляющую. (Следует понимать, что у самого Основателя с боевой техникой было всё в порядке. Настолько в порядке, насколько это и не снилось современным айкидоистам.) Итак, 

БОЕВАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ В ОБЩЕПРИНЯТОЙ МЕТОДИКЕ 
ОБУЧЕНИЯ АЙКИДО ПОЛНОСТЬЮ ОТСУТСТВУЕТ. 

И нечего ее там попусту искать. Чтобы она там снова появилась, нужно изрядно потрудиться. 

Требования, предъявляемые к боевой системе — они несколько другие. Большей частью я рассказал о них в другом своем опусе, Система навыков рукопашного боя. Здесь же скажу дополнительно, что понимание того, как и что делается в айкидо с точки зрения рукопашного боя, приходит только после упорных занятий с учебным оружием — мечом, палкой и ножом, а также после множества учебных схваток. И чтобы освоиться в искусстве поединка, нужно заниматься не совсем так и не совсем тем, что принято за стандарт в аттестационных программах. А примерно так, как полжизни прозанимался Морихей Уэсиба. В итоге действительно получается некое айки-джитсу, зверское и довольно далекое от рекламного образа. Однако тем, кто желает получить навыки боя, а не просто гимнастики, придется заниматься именно так. Другого способа нет. 

Для чего тогда нужно айкидо? 
После чтения и переваривания вышеизложенного у контингента обучающихся могут возникнуть вопросы, в первую очередь следующий: если айкидо - не боевая система, которая не учит драться, тогда чему же она учит? Вот об этом и поговорим. 

Прежде чем ответить на этот вопрос, следует, во-первых, особо сказать о разочаровании. Разочарования испытывать не следует, потому что в айкидо, как правило, и не идут для обучения драке. Кто склонен драться и хочет это делать — идет в секцию бокса или чего-нибудь похожего. И там закаляет кулаки, потеет, пашет до изнеможения. А потом при желании идет на войну или в криминальные структуры. Там драки и боя сколько угодно. Занимающимся же айкидо следует взглянуть правде в глаза — они пришли совсем не для того, чтобы драться. Они пришли, чтобы не драться. И нечего себе врать о противоположном. Это касается как людей, переключившихся на айкидо после многих лет другой практики (ну надоело им драться и соревноваться, здоровье и наклонности уже не те, что же тут плохого), так и новичков, которых пугает перспектива постоянно получать в репу, ходить с поломанным носом, выбитыми пальцами и отбитыми голенями. Опять-таки естественно — а с какой стати средний человек должен всего этого хотеть? Он что, ненормальный? Нормальному человеку свойственно искать комфортного существования, счастья, удовлетворения. Превращение себя в бойцового пса с этим никак не связано. 

Во-вторых, следует сказать насчет повседневной уверенности в себе. Именно этот мотив часто двигает молодежь, натерпевшуюся от собственного страха и неуверенности, в секции единоборств. Но уверенность в себе вовсе не обязательно связана с натаскиванием на драку. Множество людей приобрели эту уверенность, например, занимаясь спортом. Вообще не бойцовским и не военно-прикладным. Таскали "железо", делали зарядку, работали на турнике и брусьях. Футбол, хоккей, велосипед, теннис, волейбол, плавание, бег, аэробика, танцы... Всё это обеспечивает хорошее кровообращение, оптимизм, бодрое самочувствие. Вырабатывает дисциплину, самоконтроль. Результаты не замедляют сказаться — уверенность в себе растет, уважение окружающих повышается, в жизни начинает случаться всякое хорошее. Заметьте, без драк до крови и рукопашных боев насмерть. Имеет место и обратное — я встречал людей, с которыми драться никому бы не посоветовал. Однако уверенными в себе их никак нельзя было назвать. Они излучали агрессию, постоянно были на взводе, во всех окружающих видели потенциальных врагов, а каждое слово в свою сторону рассматривали с позиций "не хочет ли он меня оскорбить?". Всё это — что угодно, только не уверенность в себе. Это состояние злобного, запуганного жизнью животного типа бездомной собаки или подвальной крысы. 

Вывод: уверенность в себе, внутренняя стабильность и ощущение удовлетворенности жизнью напрямую никак не связано с боеспособностью. Это два разных состояния, которые могут встречаться в людях как вместе, так и по отдельности. Так вот, генеральная задача айкидо — это работа именно над первым состоянием. 

Дальше я буду не то чтобы изобретать велосипед, а просто пересказывать его устройство, поскольку изобрели его до меня. Айкидо есть система, по которой обучаются гармонии. Что есть гармония? Объединение различных начал в человеке, их совместная, слаженная работа. Коичи Тохэй, например, рассматривал айкидо как путь объединения ума и тела. Чего хочет ум, то делает тело. Что делает тело, то нравится уму и доставляет ему удовлетворение. Т.е. это путь достижения идеальной координации, соответствия внутренних представлений о себе и мире с реальным положением дел. В результате должного развития таких качеств их можно применять, например, в учебном поединке, научившись отражать различные атаки легко и эффективно. Прошу еще раз заметить тех, кто в этот момент взревет: "ну вот, а говорили - не боевая система!" - нет, не боевая. Не более, чем занятия со штангой. Занятия со штангой развивают силу, которую потом можно применять в бою, а можно для разгрузки вагонов. Айкидо развивает состояние "ки", которое затем можно применять для изучения боевой техники. А можно для оздоровления или игры в гольф. Пример не случаен: Коичи Тохэй обучал и этому, о чем написал в своей книге. (Примечание: с разговорами о "ки" как об особом, секретном виде энергии — ступайте в среднюю школу учить физику. Там вам, может быть, наконец растолкуют, что энергия - это не более чем абстракция, мера состояния.) 

Но что это я всё о высоком. Есть и гармонии попроще. Например, гармония движения рук и ног. Это, почитай, первое, чем овладевает айкидока на своем пути. Потому что без этого в айкидо совсем никуда. И что в итоге? Шаги синхронизируются с движениями рук, движения рук усиливаются шагами и поворотами бедер. У начинающих с этим совсем плохо. У более опытных становится получше. И в итоге растет не только исполнение техники, но и умение, например, лавировать в толпе людей или прикладывать физические усилия (ну, там, мешок картошки поднять). Айкидо также развивает гармонию между движениями собственно рук — правой и левой, и в той же степени — ног. Поискать эти гармонии самостоятельно — неплохой практикум для любителя философии боевых искусств. 

Итоговый вывод — айкидо развивает специфическое, неуловимое, трудноописуемое, комплексное качество, именуемое гармонией ума и тела. Это более общая вещь, чем навык рукопашного боя, но она, в принципе, может эффективно использоваться для его освоения. Хотя цели и задачи, которые О Сэнсэй считал достойными для людей, идущих путем айкидо, отнюдь не сводились к умению научиться драться. И даже лежали в стороне от такого умения. 

Так что вот она какая, страшная тайна айкидо — эта система не есть методика прикладной боевой подготовки. Но не потому, что ее кто-то испортил или извратил. А потому, что она и не задумывалась как таковая. Она развивает другие качества и нацелена на гармонизацию жизни, что непосредственно не связано с освоением прикладных боевых навыков. Отчетливое понимание этого факта позволяет избежать многих разочарований и недоразумений. 

В.Бродовой

http://community.livejournal.com/ru_martial_arts/285777.html

Пустое обольщение айкидо

Японский джентльмен

Вам эта притча ничего не напоминает? Нет? Тогда извольте послушать быль.

Случилось дело в конце 1991 года или в начале 1992-го. Не помню уже. Давненько это было, ещё в прошлом тысячелетии…

Короче, в славном городе Харькове организовались сами собой (а может, какой злой гений поспешествовал?) Бои Без Правил. Нет правила, конечно, были. Например, запрещалось выкалывать глаза, вырывать кадыки, ломать пальцы и бить ногами по детородным органам… А так как наш народ сызмальства правил не любит, то это дело многим по душе пришлось. Вмиг, как рыбы на макуху, слетелись туда всякие боксеры, самбисты, каратисты и просто любители дать ближнему по морде. Чтоб в условиях, приближающихся к боевым, проверить свои возможности и по возможности силушку богатырскую людям показать.

Каюсь, и я там был, и морды бил…

Но к делу! Одним морозным зимним вечером заглянул к нам на огонек диковинный экземпляр. Походка – самурая. Взгляд – острый, как булавка. Осанка –джентльменская: спинка прямая, попка оттопырена, ножки на случай внезапной атаки согнуты в коленях, грудь колесом! Единственное, что отличало его от джентльмена – отсутствие цилиндра и геморроя (первое бросалось в глаза сразу, а про второе он сам не без гордости заявил при первой же возможности).

* * *

На квалификационных выступлениях Джентльмен показал себя во всей красе. Его личный партнер (а демонстрировал свое мастерства он только с личным партнером) летал по рингу, как теннисный мячик, как тряпка, разрываемая Тузиком, как Том, которого Джерри дубасит по физиономии чугунным утюгом…

Это зрелище вызвало небывалый восторг, поскольку мы сразу поняли, что перед нами настоящее Японское Чудо! Слегка запыхавшегося Джентльмена засыпали разными вопросами, смысл которых сводился к одному: «Где вы этому научились?».

– В Японии! – последовал краткий, как взрыв гранаты, ответ.

– Правда? – не поверили мы, ибо в те ещё советские годы железный занавес был настолько прочен, что само существование Японии многие ставили под сомнения.

– Да, я специально прожил там два года и учился у настоящего Мастера… Теперь у меня Черный Пояс! Кстати, он и сейчас на мне…

– Настоящий?

Вместо ответа Джентльмен снисходительно улыбнулся, по-джентльменски пряча в уголках улыбки презрительное превосходство.

– А как вас называть? – чтобы прервать затянувшуюся паузу спросил самый бойкий из нас.

– Можете называть меня просто – Айкидока!

Так Джентльмен стал Айкидокой, а мы узнали новое японское слово…

* * *

Первому биться с Айкидокой выпало простому КМС по боксу, бывшему чемпиону Ворошиловоградской, а ныне Луганской области. Мы его искренне жалели. Ведь у кандидата в мастера шансов практически не было. Нет, один был: ведь до назначенного поединка оставался месяц, а за месяц многое можно успеть. Например, сломать ногу или попасть в тюрьму, что освобождало от смертной казни на ринге.

Потекли долгие дни ожидания. Айкидока по вечерам приходил в спортзал и при помощи личного партнера устрашал нас безумно эффективными приемами. Известно, что сила притягательна. У Айкидоки начали появляться почитатели, в среду которых затесались даже два бывших члена сборной СССР по дзюдо. Мастер со знанием дела объяснял и даже иногда показывал на мячике-партнере принципы использования силы нападающего против самого нападающего. На любые вопросы отвечал уверенно и мгновенно – Черный Пояс, как ни как!

Да, долго тянулся этот месяц, но день боя все-таки настал…

* * *

…Дождавшись тишины, рефери торжественно объявил: «В синем углу – обладатель Черного Пояса Айкидока-сан, первый дан, занимается айкидо пятнадцать лет, ученик великого японского Мастера имярек. Сделав эффектную паузу, рефери несколько сбавил тон и продолжил: «В красном углу – кандидат в мастера спорта, чемпион области Вадим К-ов, занимается боксом пять лет».

И вот противники жмут друг другу руки. Расходятся на расстояние атаки, становятся в характерные для каждого боевые стойки и ждут сигнала рефери. Наконец звучит команда «Хаджиме!!!».

Мы вытянули шеи, чтобы ни один нюанс боя не ускользнул от нас. Но ничего не вышло, ибо первый же нюанс оказался последним. Половина зрителей даже не успела понять, что, собственно, произошло. А произошла какая-то невнятная, но очень быстрая серия тривиальных боксерских ударов и… великий Айкидока-сан, некрасиво задрав ножки, приземлился на оттопыренную попку.

Народу это очень не понравилось. Народ ждал боя. А тут бац – и все! Даже та половина зрителей, которая успела заметить атаку боксера, не смогла подсчитать, сколько ударов было в серии. Три или все же пять? Зато эти знатоки хотя бы получили возможность поспорить. А стальные? Остальные были расстроены, как пианино в сельском клубе…

* **

Айкидока пришел в сознание только в раздевалке. Он был одновременно и удивлен, и ошарашен, и ошеломлен. На заметно побагровевшем лице застыл риторический вопрос: как такое могло произойти? Позже он признался, что понял какой рукой был нанесен первый удар, лишь когда очутился на полу. А сколько их было вообще? Этого черный пояс сказать не мог. «Какая-то мистика», – растерянно повторял он, незаметно покачивая головой, чтобы проверить, на месте ли шейные позвонки.

Но никакой мистикой тут и не пахло. На самом деле серия состояла из четырех ударов. Они были скомпонованы так, что первый как бы тянул за собой второй, а тот – третий, а третий – завершающий четвертый. Это был проверенный принцип естественности движений, когда каждое последующее порождается предыдущим. Но для атакуемого это выглядит как непрерывный град.

Да, ударов было четыре, но только первые три достигли цели. Последний же, хотя и был запущен, в последний момент, словно крылатая ракета, изменил траекторию, потому что наш боксер понял, что это уже излишне. Пожалел, так сказать, Страну Восходящего Солнца…

Слово в защиту нападения

Вот, такая грустная история приключилась с обладателем черного пояса и первого дана. Как говорится, и на старуху бывает проруха. Со мной тоже случалось нечто подобное. Но побывав пару раз в таких передрягах, я все же нашел способ противостоять молниеносным сериям противника. А вот Айкидока искать не стал. Просто свалил, гордо запрокинув голову и оттопырив отбитую попку, всем своим видом как бы упрекая нас: «Вам, дикарям, не понять высокого искусства самураев! Goodbye, амиго!»…

А теперь зададимся вопросом, почему так произошло? Ответов может быть много, но возьму на себя смелость утверждать, что по-другому произойти не могло!

 

* * *

Для любого айкидиста, любого дана подобные поединки будут всегда (!) заканчиваться неминуемым и скоропостижным поражением!

* * *

Но вское правило подтверждается исключением. В нашей истории исключением будет тот айкидист, который до айкидо занимался каким-нибудь другим видом единоборств, например, карате или дзюдо. Тогда подсознание заставит его защищаться, применяя именно этот стиль, напрочь забыв об айкидо!

Почему? А вот с этим я и предлагаю разобраться…

* * *

Итак, начнем!

Без лишних церемоний решительно заявляю, что все контроли айкидо (удержания и заломы противника) ВЕСЬМА КАЧЕСТВЕННЫ. Но не надо забывать, что контроль – это конечная фаза приема. Так вот, с концом у них все в порядке. А вот с началом – проблема, причем систематическая и, следовательно, практически неисправимая. То есть ошибка айкидо кроется в первых движениях (и даже – в первом реагировании) защищающегося. Именно тут и зарыта собака! Так давайте ее отроем!

* * *

Схематично лозунг айкидо выглядит так: «Мы принципиально никогда ни на кого не нападаем! Мы только защищаемся!». Если перевести с японского на русский, получим следующую формулу: «Нам западло изучать тактику атаки, как это делают каратеки, кикбоксеры, тейквондиты и другая нечисть. И вообще, как сказал один мудрец, защита – лучшее нападение».

Да, с мудрецом не поспоришь, но знающие люди говорят, что, немного подумав, он добавил: «А лучшая защита от логики – невежество». Поэтому будем логичными. Это поможет нам докопаться до сути проблемы, которая кроется в системе подготовки адептов айкидо. Действительно, на тренировках защищающийся («наге») легко отбивает атаки нападающего («уке»), вроде бы подтверждая тезис о преимуществе защиты. Но если разогнать туман, станет ясно, что в этой жизни этот «уке» никогда ни на кого не нападал, поэтому и мысли по этому поводу у него довольно скудные. Да иначе и быть не может, поскольку айкидо принципиально против нападения! Мало того, попадаются такие типусы, которые не то что сами не нападали, но и на них сроду никто не нападал (вот же повезло чудакам!). И, вот такой «уке» пытается изобразить условное нападение. Гениально!

* * *

Утверждаю, что профанация нападения порождает никчемную защиту. Другими словами, придумать хорошие приемы защиты может лишь тот, кто сам умеет нападать!

* * *

С этой мыслью следует переспать. Чтобы, проснувшись, на свежий глаз разобраться, что такое нападение. Если готовы, тогда вперед! А в качестве подопытного кролика предлагаю взять первого подвернувшегося под руку айкидиста. То есть меня… Хотя?... Признаюсь честно, с меня айкидист плохой. Вернее, плохой «наге», а «уке» ничего…

Победа с потерей лица

С самого раннего детства я занимался спортом. А в 12 лет пошел на карате. Это событие совпало с Московской олимпиады. Но это я так, к слову… Просто однажды в зале своей легкоатлетической школы я случайно увидел, как тренируются дяди каратисты и заболел карате.

В те года оно было в запрете, и все секции вели подпольную жизнь. Жили как Ленин в шалаше, который тоже изучал приемы переворота противника. Запишешься, бывало, в такую секцию, походишь туда месяца четыре, пока не придут неулыбчивые люди в штатском… Месяц-два занимаешься дома. Сам или с друзьями. Затем находишь другую секцию, потом третью. После пятой вновь попадаешь в первую. А потом история повторяется и не просто повторяется, а, словно змея, кусает себя за хвост.

Выручало то, что в соседнем доме жили ребята постарше, которые успели еще до окончательного запрета на карате поучаствовать в чемпионате СССР. У них было чему поучиться. И я учился. Но в 14 лет по совету друзей пошел заниматься дзюдо-самбо и уже через три года участвовал в республиканских сборах.

* * *

А в 15 лет в моей жизни произошло неординарное событие. Я встретил мастера карате, Настоявшего Сэнсэя! Словно вытащил счастливый лотерейный билет. Это был парень из соседнего двора. Хотя на «парня» он тянул с трудом, так как был значительно старше. Просто мы обращались к нему по имени.

Сэнсэй оказался дипломированным востоковедом, проработавшим девять лет сотрудником советского посольства в Японии. Он свободно владел японским, читал на китайском, имел множество дипломов и аттестатов, местные менты его не трогали, а старались с ним дружить, свою же нынешнюю работу он именовал просто – «моя контора». Звали его Андрей. Тренировались мы так: летом ежедневно с четырех утра на пляже, а осенью, зимой и весной дважды в неделю в спортзале. Причем никакие «люди в штатском» нам не мешали. Тогда это казалось странным, но теперь я понимаю, что «штатские» тоже нуждались в свежих бойцах…

* * *

Но вернемся к Андрею. Он преподавал нам нечто отличное от того, чем я занимался раньше. Это был стиль Ашихара, или как его еще именуют НИКО-Рю. От знакомого мне ломового, угловатого, но в то же время самодовольного и напыщенного карате, Ашихара выгодно отличалась системой связок движений, защиты и нападения да и самой методикой тренировок. Даже пресловутый удар «цки», с виду похожий на тот, которым уже владел я, в Ашихаре был намного эффективнее.

Естественно, я увлекся новым стилем и к совершеннолетию достиг достаточного совершенства. Достаточного настолько, что в дружеских спаррингах перебил всех знакомых каратистов, а заодно и тех, кого они приводили с собой для устрашения строптивых…

* * *

Неудивительно, что прослышав о каком-нибудь новом супер-пупер бойце, я начинал искать встречи с ним. Мне искренне не терпелось испытать себя, чтобы подняться до уровня более опытного бойца. Кого только мне не посылала судьба! Были и черные пояса, аттестованные в Польше, Венгрии и Чехословакии; были шебутные опера из МВД, были ломовые парни из ВДВ, были просто фанаты, были сдвинутые, были всякие…

Но все они к моему изумлению оказывались как дети малые. Да, они были сильны, быстры, решительны (порой, даже жестоки), но то, чем обладал я, не шло ни в какое сравнение с тем, чем обладали они. Это была заслуга сэнсэя Андрея. Неуловимая для посторонних фишка состояла в том, что в Ашихара-рю система блоков и ударов настолько удачно (можно даже сказать, гениально) скомпонована, что более естественных движений и придумать-то трудно. Любой блок легко тянет за собой комбинацию ударов. И любой удар на любой фазе переходит в блок. Более молниеносной системы перехода от защиты к нападению и от нападения к защите я еще не встречал. Собственно говоря, это и обеспечивало успех.

 

* * *

Когда горбачевская перестройка была в зените и карате вышло из подполья, я окончательно бросил дзюдо. (Хотя сейчас, с высоты прожитых лет, могу сказать: зря! Надо было поступить наоборот…)

Поиск достойных соперников не мог не привести меня к боям без правил, которые появились в начале девяностых. Я жаждал проверить себя в столкновении с представителями других единоборств, ибо каратисты уже порядком поднадоели, так как не представляли для меня никакой угрозы.

На удивление, бои оказались не только интересным, но и прибыльным делом, поскольку победители получали вознаграждение, а без наград я практически не уходил…

* * *

Каратистов я борол.

Борцов – каратировал.

Тейквондистов – боксировал.

Боксеров же

 

* * *

Стоп! С боксерами была проблема. Мои блоки катастрофически не успевали за их ударами. Боксер проводит до шести ударов в секунду, а самые быстрые блоки удается делать со скоростью чуть ли не вдвое меньшей. К тому же, чтоб перейти в контратаку, нужно вклиниться в паузу между ударами. Конечно, между сериями бывают и более длинные, чуть ли не секундные паузы, но ты попробуй до них дожить… И мне приходилось, жертвуя своим фейсом, вступать с боксером в клинч. Далее я его борол и уже на полу, как на раскаленной сковородке, делал из него котлету.

* * *

Да, я перебарывал и боксеров. Но ценой потери лица, которое после каждого поединка представляло сплошное кровавое месиво. Я зализывал раны месяцами …

Хотя это время позволяло поразмыслить над тем, как побеждая, быть не битым?

В результате этих раздумий, была найдена действенная методика защиты от серии скоростных ударов. Но для этого мне и моим друзьям (а это были мастера спорта по боксу и самбо) пришлось подробнейшим образом препарировать Атаку. И то, что мы обнаружили, стало, по крайней мере для нас, неким открытием.

* * *

А теперь внимание!

Если рассматривать процесс атаки с механической точки зрения (как обычно это принято в учебниках), то открывается такое множество вариантов, что не мудрено запутаться. Но если рассмотреть атаку с психологической точки зрения, то окажется, что вариантов всего четыре. Это и было нашим открытием. Для начала давайте их просто перечислим:

 

  • откровенная атака одним основным ударом (или броском)

  • неожиданная (замаскированная) атака одним основным ударом (или броском)

  • откровенная атака серией ударов или бросков

  • неожиданная (замаскированная) атака серией ударов или бросков

 

Собственно говоря, вот и все!

Варьируем варианты

Перед тем, как раскрыть карты, объясню понятия: «основной» и «не основной» удар (то же самое относится и к броскам).

«Основной» – это удар, на который делается ставка. Его еще можно было бы назвать «Основной разящий» или «Основной поражающий». Его цель – конечное поражение противника!Отличительной чертой основного удара является то, что боец вкладывает в него все 100 % своей мощи.

«Не основной» – это удар, цель которого, прежде всего проложить путь для основного. Их характеристикой является то, что в них не вкладывается вся мощь, за счет чего они более быстрые. Не основные удары условно можно разделить на две категории: вспомогательные и дополнительные.

Все ли удары могут быть основными? В боксе – да! А вот в карате – нет. Там арсенал побогаче боксерских прямых, боковых и апперкотов, но тем не менее, есть удары, которые могут быть основными, а могу (при других условиях) быть вспомогательными (например: «мая гери», «еко гери» и «маваши гери»). А есть удары, которым никогда не стать основными. Их удел всегда быть вспомогательными и дополнительными (например, «ура кен»).

Для полной ясности рассмотрим прямой боксерский удар. Как основной он работает, когда боксер вкладывает в него все 100 %. При этом он делает ставку именно на этот конкретный удар и обычно, ставит его в конце серии.

А вот если в других обстоятельствах боксер делает основным боковой удар, то роль прямого сводится к тому, чтобы проложить боковому дорогу. Тогда мощь прямого удара не достигнет 100 %. Возможен и обратный вариант, когда боковой прокладывает дорогу прямому. Иными словами, в боксе все удары могут быть как основными, так и прокладывающими путь.

А вот в карате, кроме основных и вспомогательных, есть еще и дополнительныеудары. Они имеют весьма узкий спектр применения. Если основным ударом можно эффективно поразить противника практически в любую часть тела, то дополнительным – только в те места, под которые он заточен. Ну скажите, куда можно ударить внешним изгибом запястья? Только в нос, глаз, губы и в ухо. А в пресс можно? В принципе, да, но это так же бессмысленно и неудобно, как чесать левой пяткой за правым ухом.

* * *

Итак, мы разделили все удары (руками, ногами, корпусом и головой) на «Основные» и«Вспомогательные» с «Дополнительными».

А теперь вернемся к видам атаки.

Первый (психологический) – «откровенная атака одним основным ударом». Почему откровенная? Да потому, что нападающий не скрывает своих намерений от противника. Он как бы декларирует их уже в самой стойке (какмае). Из нее он делает шаг с ударом или бьет без шага, если позволяет расстояние. Либо пытается поймать защищающегося за одежду или за руку, чтобы нанести удар потом. Либо обнаруживает свое намерение атаковать каким-то иным способом, вплоть до словесных угроз. Между этими действиями и основным ударом – очень малый промежуток времени. Примерно секунда-полторы. Но и этого достаточно, чтобы мобилизоваться для защиты.

Такой вид атаки часто (а можно сказать, и всегда) используют на тренировках для отработки защиты. Это помогает избежать травм. Тем более, что атака производится в замедленном темпе, что вполне оправдано при разучивании новых техник защиты.

Вот и в айкидо несказанно полюбили такой вид атаки и строят на нем всю оборону. Причем, при одной и той же примитивности атаки, усложняют и усложняют защиту. Почему примитивной? Да потому, что скорость и мощь никогда (!) не доводят до реальных пределов. И обосновывают такой подход следующей «отмазкой»: «До четвертого дана – молодо-зелено. После четвертого дана – старость не радость».

 

 

* * *

А если говорить серьезно, то одиночный основной удар может быть двух видов – проносной и возвратный. В айкидо тяготеют к проносным ударам. Это и понятно, ведь из него можно выжать энергию нападающего, используя выжимку против него же. А вот возвратные удары не слишком жалуют. Вернее, их кастрировали, превратив в «зависший» удар. Прямой удар «цки» в их версии не имеет возврата (как, собственно говоря, и прямой боксерский), а зависает в конечном положении.

Гениальная уловка для глазеющих «ботаников»! Просто пресловутый двадцать пятый кадр! Но на самом деле, если «цки» исполнить по-настоящему с возвратом руки в исходное положение на хорошей скорости, то никакой перехват, а тем более захват руки не возможен, а «ирими» (уход в сторону) будет безнадежно отставать. Почему? Да потому, что возвратное движение руки в полтора раза быстрее поступательного и наличие только этого фактора уже способно спутать все карты защищающемуся айкидоке.

Но они об этом и не догадываются. Они об этом просто ничего не знают. Ведь сами таких ударов наносить не умеют. А что б им кто знающий нанес – так нет, мы не согласны, у нас еще уровень не тот! Вот когда я стану мастером – приходите. Правда, случится эта радость лет через десять-пятнадцать…

* * *

К слову сказать, данный вид атаки (откровенная, одним основным ударом) является самым примитивным и не представляет большой опасности для бойца первого дана карате или дзюдо, мастера спорта по боксу или самбо и других настоящих тружеников боевых искусств. Однако для первого дана айкидо это практически неразрешимая задача! Только достигнув четвертого дана, айкидисты научаются ее решать. Да и то решают не по Гамбургскому счету, а «липово» – то есть по заранее написанному сценарию.

Особенно этим грешат «Великие Сэнсэи» Западной Европы. Для Гамбургского счета они слишком нежны, а для драки в пивном баре слишком принципиальны. Хотя по идее, если ты занимаешься боевыми (!) единоборствами, то должен пригласить на тренировку искусного боксера и сказать: «Брат, будь добр, заедь мне в рыло, а я постараюсь увернуться!».

Вот это будет честно!

* * *

Я утверждаю, что «откровенная атака одним основным ударом» – предел возможностей айкидо. Более того, на атаки трех других видов айкидо реагировать не способно!

* * *

Хотя есть в айкидо «кадр», который декларирует иное. Но этот кадр можно увидеть только в кино. Как вы уже догадались, речь идет о Стивене Сигале. Но на то оно и кино, чтоб сказку сделать былью. Только не подумайте, что я хочу очернить великого мастера и популяризатора. Нет и еще раз нет! Ведь сам факт, что он понимает проблему атаки и ее отражения по-своему, хотя и пытается решить ее киношными способами, уже делает ему честь.

* * *

Но вернемся к нашим баранам!

Второй (психологический) вид атаки – «неожиданная (замаскированная) атака одним основным ударом (или броском)».

Такой вид часто и удачно используют спецслужбы и матерые преступники. Подходит, скажем, матерый спецслужбист к объекту атаки и с доброй улыбкой вежливо спрашивает: «Как пройти в библиотеку?». И только объект открывает рот, чтобы спросить: «Какая библиотека в два часа ночи?» – хрясь! Причем не просто «хрясь», а резко, хлестко и прицельно в челюсть! Все! Уноси готовенького и пакуйте в багажник служебного «Запорожца»…

Или такой сценарий. С подругой под ручку, слегка пошатываясь, словно только что вывалился из кафе-мороженого, службист в штатском проходит мимо объекта. Заплетающимся языком говорит «пардон». Но на самом деле это не «пардон», а сигнал для подруги в звании лейтенанта, которая тут же бьет объект модельной туфелькой в пах, после чего враз протрезвевший службист легким профессиональным движением скручивает объекту шею …

* * *

Таким атакующим сценариям несть числа как в жизни, так и в кино. Защита тут крайне трудна! Во-первых, из-за фактора неожиданности, во-вторых, по причине малого расстояния между противоборствующими сторонами. Но все же методы есть…

Они основаны на использовании рефлекторных реакций. Тут хороши простые уклоны, угибы и развороты, подстрахованные несложными блоками. Однако вся сложность заключается в том, чтобы эти «уклоны-угибы» загнать в подсознание. Поскольку думать должны не мозги, склонные к долгим размышлениям, а опорно-двигательный аппарат и мышцы, которые привыкли сначала делать, а уж потом рассуждать. И это не мои мысли, а создателя одной из наиболее известных в России систем рукопашного боя  Алексея Кадочникова, с которым спорить – себе дороже!

* * *

А вот гениальная разработка инструкторов МУРа, середины восьмидесятых годов. Они нашли способ защиты от неожиданной атаки ножом с расстояния половины руки. Автором этого способа, как мне помниться, был инструктор Виктор Пашечкин. Не знаю уж, сохранился ли он в МУРе и поныне? Но, тогда, не одному десятку оперов он спас жизнь. Описать его в статье не представляется возможным (для этого потребуется книга). Но вот для любителей поэкспериментировать и для наглядности понимания «Что такое неожиданная атака одним основным ударом?», я опишу т.с. «начальное техзадание».

Итак, Атакующий и Защищающийся находятся друг против друга на расстоянии«предплечье плюс кисть». Защищающийся стоит в стойке «беспечный гражданин» – ноги примерно на ширине плеч, опущенные руки расслаблены и разомкнуты или сомкнуты в кистях, взгляд направлен противнику в лицо. Атакующий тоже всем своим видом демонстрирует расслабон и беспечность, но руки держит за спиной, потому что там нож. Его цель любой, на свой выбор, рукой и любым ударом (снизу, сверху, прямо, сбоку) поразить Защищающегося в любую часть тела. Главное, чтобы это было неожиданно и быстро.

Вот, собственно говоря, и все! Но попробовав отбить такую атаку, вы сразу поймете, что такое «неожиданная атака одним основным ударом».

* * *

Как правило, этот эксперимент обнаруживает ряд труднопреодолимых помех:

 

  • невозможность определить время начала атаки, хотя ты ее и ждешь

  • почти не прогнозируется, а лишь очень редко угадывается, какой рукой и какой удар будет нанесен

  • критически короткое расстояние и высокая скорость атакующей руки

  • неминуемое запаздывание психомоторных реакций Защищающегося по отношению к уже стартовавшей атаке (эти опоздания исчисляются в долях секунды, но на малых расстояниях и высоких скоростях в реальных условиях ведут к смерти Защищающегося).

 

Когда все эти скаляры складываются в один вектор, то защита от атаки кажется невыполнимой. Тем не менее, МУРовцы эту задачу решили. А вот ни в одной из школ восточных единоборств я так и не встретил ничего подобного. Жаль, конечно…

А уж если говорить об айкидо (а разговор у нас именно о нем), то приверженцам этой системы только в мечтательных снах может присниться, что они научились отражать такие атаки. Хотя вот Сигал удачно воплотил сны в кино. В фильмах у него иногда мелькают эпизоды, где на его героя неожиданно нападают, а он их удачно нейтрализует. А как же иначе? Сигал не может проиграть! Он Великий Айкидока! Но нам от этого не легче, потому что в жизни «кина не будет»!

Для завершения повествования о самой «неожиданной атаке одним основным ударом» скажу, что на ринге она не встречается. Там ты всегда знаешь, что вот сейчас на тебя будут нападать…

* * *

Третий (психологический) вид атаки «откровенная атака серией ударов».

Забегая вперед, скажу, что профессионалы нападают преимущественно сериями. Поэтому для начала разберемся, что такое СЕРИЯ? И чем она отличается от не серии?

Прежде всего, СЕРИЯ (ее еще иногда называют «Комбинация») имеет две взаимодополняющие характеристики:

1) Предыдущий удар естественным образом «тянет» за собой последующий удар, что позволяет максимально «сжать» время между ними. Другими словами – в СЕРИИ между ударами практически нет пауз.

2) СЕРИЯ состоит из одного-трех вспомогательных ударов и завершается чаще всего одним основным ударом. Если же в конце наносится второй основной удар, то его роль аналогична «контрольному выстрелу».

* * *

А зачем нужны вспомогательные удары? Затем, чтобы проложить путь основным. Поэтому убойной силой вспомогательных ударов жертвуют в пользу основного. Как ни странно, но тот же прием давным-давно используется в шахматах. Только не подумайте, что я имею в виду удар доской по голове. Нет, речь идет о тактике поединка. Скажем, ты наносишь удар пешкой, заведомо жертвуя ею для того, что бы сделать ход конем, но и коня на самом деле ты жертвуешь, чтобы поставить мат ферзем.

Серии-комбинации применяются и в фехтовании. Сперва атакующий делает пару неглубоких уколов сопернику, а затем производит глубокий поражающий выпад. Первые легкие уколы-поцелуи заставляют соперника реагировать соответствующим (уже заранее просчитанным) образом и открывают его для завершающего основного укола. Только в отличие от шахмат пауз между выпадами в фехтовальной атаке практически нет. Если же фехтовальщик попытается наносить только основные уколы, то паузы достигнут 0,5 секунды, что позволит противнику контратаковать. И такая тактическая ошибка может стать роковой, особенно когда контратака проводится не одиночным уколом, а хорошо продуманной и хорошо заученной серией.

* * *

Несколько слов об атаке только основными ударами.

Со знакомыми бойцами мы долго спорили, можно ли атаку из череды основных ударовсчитать пятым видом атаки? Или причислить ее к особому виду серии? Хорошенько поразмыслив, мы пришли к выводу, что Атакой нужно считать действия нападающего от паузы до паузы. Поэтому ряд основных ударов нужно считать не одной атакой а суммой атак, между которыми есть паузы. Так же, как и между сериями. То есть это будет не одна сплошная атака, а энное количество атак сериями. Повторюсь: мы рассматриваем процесс атаки с психологической точки зрения, а не с юридической, поскольку с точки зрения судьи это будет засчитано как единая атака.

* * *

Пару слов о паузах. Почему они возникают и можно ли их избежать?

Когда нападающий нанес основой удар, то его биомеханической системе нужно перезагрузиться. Перезагрузиться энергетически – собраться с новыми силами. Перезагрузиться психологически – переоценить создавшуюся ситуацию. Перезагрузиться механически – принять максимально удобное положение для новой атаки или продолжения боя. На эти перезагрузки суммарно уйдет максимум полсекунды. Но я перечислил лишь внутренние, субъективные факторы. А есть еще и внешние, объективные, обусловленные поведением противника, местом проведения боя, отвлекающими обстоятельствами (список можете продолжить сами)…

Можно ли избежать пауз ? Да. Но, условно. Об этом я обмолвлюсь ниже.

* * *

Вернемся к откровенной атаке серией ударов.

Для наглядности, опишу некоторые примеры.

Бокс. Простейшая серия: короткий прямой тычок передней рукой и сразу сильный, вырубающий удар дальней рукой.

Кикбоксинг. Два быстрых вспомогательных удара руками – прямой передней и прямой дальней, а потом сильный, ошеломительный основной лоу-кик. Хотя может быть и наоборот, когда лоу-кик открывает серию.

Дзюдо. Тут самой расхожей серией является «подсечка-бедро». Цель подсечки – проложить путь броску через бедро. Более сложный пример: «подсечка-бедро-задняя подножка». Такая борьба называется «комбинационной».

Не ошибусь, если скажу, что опасен борец, который использует несколько «коронных приемов», но более опасен тот, кто имеет в своем арсенале ряд «коронных комбинаций». Доказательством служит девятикратный чемпион Японии Ясухиро Ямасита, который исповедовал именно комбинационный стиль борьбы.

Китайские и вьетнамские школы. В некоторых из них существуют четкие инструкции бойцам – начинать атаку нужно с ударов по выставленным вперед конечностям соперника, а уж затем бить в голову или корпус! Поэтому когда вы столкнетесь с представителем одной из таких школ, то он обязательно начнет свои действия со вспомогательного удара в руку или ногу. Потом – второй вспомогательный удар в корпус. И только затем последует основной удар в голову.

Именно в этих школах очень хорошо прослеживается тяга к атакам серией ударов, где серии очень качественно продуманы и успешно заставляют реагировать противника заданным, то есть наиболее губительным для него образом.

* * *

Пожалуй, примеров достаточно. А если нет, то читатель, сможет самостоятельно добыть тонну иллюстративного материала, наблюдая за реальными поединками…

Но перейдем к следующему важному вопросу: как защищаться от серий?

В связи с тем, что вспомогательные удары серии быстры, коротки и не имеют пауз между собой, то… То и защищаться от них надо простыми, короткими и быстрыми движениями. Уклонами, угибами, подставками, блоками, парированиями и тому подобным, поскольку лишь так можно дожить до конца серии. А в конце будет спасительная пауза… Напомню, что паузы в бою возникают как раз между сериями, или между одиночными основными ударами. Вот тут-то и место контратаке, «встречному входу», броску или залому. Но только на паузе! Во время же самой серии, ты просто физиологически не успеешь контратаковать.

Хотя есть способ… Но, он ложный. Защищающийся может прервать серию путем далекого отскока от нападающего. Отпрыгнул – считай, защитился. Так например вели себя все тайквондисты, с которыми мне посчастливилось встречаться. Но такая тактика хороша, условно говоря, на футбольном поле. А на ограниченной территории (ринг, армейская каптерка, общественный туалет, лестничная площадка, лифт и др.), где чаще всего и происходят нападения, такая тактика может сыграть с защищающимся злую шутку. Что и происходит, когда спина упирается в стену.

* * *

Возвращаясь к айкидо скажу, что только на показушных выступлениях бойцы могут демонстрировать отражение откровенной атаки серией ударов. И эта демонстрация происходит лишь по заранее (!) отработанному сценарию! Ведь если нападающий («уке») начнет импровизировать, да к тому же станет работать на настоящих скоростях и с настоящими усилием, то все – крах показухе! Но он не будет, так как знает, что после этого дверь в клуб айкидистов будет закрыта для него навсегда… Поэтому, чтобы не случалось таких проколов, для показушных выступлений отбираются лишь преданные «бойцы».

Такой подход, кстати говоря, есть признак сектантства. Ведь слова «секта» и «сектор» однокоренные и обозначают часть от целого. Вот и айкидистская секта отсекает весьма существенную часть настоящего боя, а именно – честную победу!

Но, как говорится: «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало»…

* * *

Четвертый (психологический) вид атаки «неожиданная (замаскированная) атака серией ударов».

Эта самая трудно отражаемая атака, слава Богу, в жизни встречается редко. Но, все-таки встречается. Чаще всего ее используют спецслужбы.

Например, для задержания лиц, несомненно являющихся опытными бойцами и способных правильно отразить неожиданный одиночный удар. Под такого бойца и разрабатываются варианты неожиданной серийной атаки.

Хотя такие ситуации остались в прошлом, когда задержаниями особо опасных объектов приходилось заниматься простым оперативникам. Сейчас все это переложено на спецподразделения. Одетые в броню, с автоматическим оружием и численным преимуществом они освобождены от того, чтобы думать о таких тонкостях, как неожиданная атака серией. Нужно «взять» пятикратного чемпиона мира по карате? Щас «возьмем»! Отделением врываемся в помещение, где находится объект и кладем всех на пол, включая пятикратного чемпиона! Мало отделения? Возьмем взвод!

Быть может, я ошибаюсь. Ведь бывают же ситуации, когда нужно взять объект без шума и пыли? Значит, должны быть и специалисты, «заточенные» под такие случаи. Другое дело, что они сейчас редкость. А в былые времена каждый третий-четвертый опер был бойцом. Не надо забывать, что и злоумышленник может оказаться докой в области неожиданной серийной атаки.

* * *

В жизни я встречал много мастеров. Но все они специализировались в областинеожиданной серийной атаки. А вот спецы по ее отражению большая редкость. Их единицы. Одним из таких был уже упомянутый муровец Виктор Пашечкин. Как я только на него не нападал с расстояния в полруки и положения «полный расслабон и беспечность»! И какие коварные комбинации ни придумывал, чтобы нанести основной удар ножом! Все было бесполезно. Ему удавалось отражать самые фантастические атаки. Каким образом? Специальные методики тренировки. Но… Но прежде всего – качественная разработка грамотных атак. И только потом – качественная разработка грамотного отражения качественной и грамотной атаки. Это основа основ. Другого пути научиться успешно защищаться просто нет.

 

* * *

Вот, собственно, и все, что вкратце можно сказать о четырех (психологических) видах атаки. Хотя, нет! Еще не все. Что бы обзор был полным и читатель лучше меня понял, нужно оговориться, что речь шла об атаках, которые заканчиваются (или могут закончиться) победой атакующего. Но встречаются еще два вида атак, которые заканчиваются неудачей. Этопрерванная атака и никчемная атака. С самого начала решил их не рассматривать, так как они никакой опасности для защищающегося не несут. Но для полноты обзора, скажу пару слов и о них.

 

Атака, о которой не хотелось говорить

Итак, пару слов о неопасных атаках.

Прерванная. Само определение наилучшим образом характеризует эту атаку. Начавшись, она прерывается по каким-либо причинам. Внутренним или внешним. Например, атакующий передумал атаковать. Или защищающийся очень далеко отпрыгнул. Или вообще убежал, или выбросил белый флаг и заплатил контрибуцию …

Никчемная. Встречается в двух вариантах. Условно их можно обозначить так: 1) «атакую, лишь бы атаковать» и 2) «забью быка барабанной дробью».

Первый вариант встречается, когда по условиям поединка нельзя быть пассивным, а бойца подкосила вялотекущая творческая импотенция. Вот он и начинает имитировать бурную деятельность, но родить настоящую атаку не может.

Второй вариант возникает тоже в результате специальных условий поединка, когда в зачет идет количество нанесенных ударов, но отнюдь не их качество и эффективность. В этом случае боец начинает производить барабанную дробь, которая состоит не из ударов, а из быстрых тычков. Эта «барабанная дробь» со временем проникает в подсознание и становится второй натурой бойца. И он превращается в псевдо бойца. Поэтому, попадая в настоящие боевые условия, он неминуемо терпит крах. Вот почему во всех версиях боев без правил нет тэйквондистов. Без правил тэйквондисты не выживают. Их «барабанная дробь» не способна убить тех «быков», которые там обитают. Ведь на быка нужно идти с кувалдой.

И хотя никчемная атака при поверхностном взгляде может напоминать нормальную, до нормальное ей, как до Киева раком…

* * *

Кстати говоря, и в айкидо для отработки защитных приемов, сплошь и рядом используетсяникчемная атака. А никчемность атаки вполне закономерно порождает никчемность защиты. Эта формула и есть тайной (читай, истинной!) сущностью айкидо!

Но явная формула, с помощью которой они привлекают в свои клубы сотни тысяч людей, звучит несколько иначе: «Не обучая нападению, мы научим тебя защите! Тренируйся и станешь Рикки-Тикки-Тави – победителем кобр!». Очень заманчивая, должен сказать, формула. Во-первых, ее невозможно проверить моментально. На это нужны годы. Годы собственного опыта, между прочим. Но так может и полжизни пройти. А как потом уходить из темы? Да и куда?

Во-вторых, эта формула завораживающе действует на гламурно ориентированных граждан. Ведь это так клево! не выбив глазик, не потеряв зубик, не разбив всмятку яйца, научиться защищаться от злобных и противных врагов! Этакая интеллигентски-пацифистская розовая мечта. Но ее несбыточность разве может кого-то остановить? Ведь каждый думает, что он особенный и что с ним все будет по-другому…

Смотришь порой на такого айкидоку, а на лбу у него горит неоновая надпись: «Очень хочу быть Рикки-Тикки-Тави! Научите меня! Только, чур, не бить!».

…С удовольствием бы еще чего-нибудь добавил, но красивые слова кончились…

Мастерство бывает разным

 

Перед разговором о мастерстве, кратко подытожим вышесказанное.

 

1. Включить механизм защиты или контратаки можно только во время ПАУЗЫ нападающего. Особенно это насущно для «хватательно-бросательных» стилей единоборств. Причем, чем длиннее ПАУЗА, тем лучше.

2. Если противник нападает СЕРИЕЙ ударов, то ПАУЗА возникнет в конце СЕРИИ. Тогда первоочередная задача защищающегося – продержаться (дожить) до ПАУЗЫ.

3. В айкидо не учат защите от СЕРИЙ, так как ничего о них не знают.

4. Для того, что бы научиться удачно защищаться от СЕРИЙ – нужно самому их разрабатывать. Чего в айкидо никогда делать не будут.

 

А жаль. Хороший получился бы синтез! Ну да ладно. Пусть живут как знают. Зачем учить слепого рисованию?

* * *

А теперь в дополнение темы про то, чего не всякий каратист знает, а уж айкидистам этого не постичь никогда.

Я давно перестал делить бойцов, в частности каратистов, по стилям, поясам, данам, титулам и заслугам. Частенько яркая обертка настолько не соответствует конфетке, что диву даешься, до какой степени доходит человеческое тщеславие. Поэтому жизнь научила делить мастерство бойцов на четыре уровня. Пусть эта схема упрощена, но тем не менее…

 

1-й уровень мастерства.

Это бойцы в совершенстве освоившие и применяющие одиночные (зачастую только основные) удары. Такие бойцы до совершенства шлифуют технику. Количество повторений конкретного удара во время тренировочного процесса может доходить до двух-трех тысяч. Естественно, при такой интенсивности техника удара доводится до совершенства, а его скорость и сила – до возможного максимума. В бою такой соперник бьет быстро, сильно и порой часто. Но частоту ударов нельзя назвать сериями. Все-таки это одиночные удары, а не хорошо продуманные комбинации. Основную ставку такой боец делает на силу, резкость и выносливость (натренированность). Если в молодости использовать только эти качества, то в принципе, можно добыть титул чемпиона Европы. Ну, если не Европы, то своего двора точно!

Проблемы начнутся, когда с молодостью будет пройден пик физического развития. Тогда скорость и натренированность начнут пробуксовывать. Вот тут-то и надо переходить на 2-й уровень мастерства. Ибо, если этого не сделать, то через добрый десяток лет от 1-го уровня останутся только шрамы и воспоминания…

 

2-й уровень мастерства.

Такой боец при прочих равных условиях без особых усилий справляется с бойцом 1-го уровня. Потому что ко всем достоинствам прибавляется виртуозное владения СЕРИЯМИ ударов. Серии настолько отшлифованы, что зашиваются в подсознание. В результате боец легко вклинивается в любую маломальскую ПАУЗУ со своей СЕРИЕЙ от 2 до 5 ударов (не более). Противнику удалось защититься? Ничего страшного. Выжидаем ПАУЗУ и продолжаем в том же духе. И на какой-то из СЕРИЙ противник обязательно сломается.

Правда, если встречаются два бойца одинаково владеющие и серийными атаками и защитой от серий, то их бой просто загляденье, но длиться он может очень долго. До истощения сил одного из соперников.

 

3-й уровень мастерства.

Тут боец уже умеет провести «непрерывную» серийную атаку. То есть не 2-5 ударов, а условно выражаясь, «бесконечную серию». Бесконечно атаковать с полной выкладкой, конечно, невозможно. Неминуемо наступит предел, но его планка может быть весьма высокой. Говорят, Брюс Ли мог проводить «бесконечную серию» в течение 15 минут. Это много! Это пять стандартных поединков. Лично я дошел в своей практике только до трех минут… Короче, у каждого свой предел.

На самом деле это, конечно же, не есть бесконечная серия. Это ряд стандартных (из 2-5 ударов) серий. Просто они скомпонованы между собой так, что конец одной является началом следующей. Вся сложность состоит в том, что бы заставить их компоноваться на подсознательном уровне, ибо в бою (на настоящих скоростях) сознательно это сделать невозможно. Это достигается специальными методами тренировки.

Иными словами, если уж боец 3-го уровня вклинится в ПАУЗУ противника, то не оставит ему почти никакого шансов! Конечно, если его противником не окажется боец 4-го уровня.

 

4-й уровень мастерства.

От «бесконечной серии» можно защититься двумя способами. Первый – прервать атаку отскоком или убеганием. Но этот способ дает только лишь временную передышку. Далее все завертится по тому же кругу. Второй способ – заставить атакующего сделать ПАУЗУ.

За свою недолгую жизнь я слышал много советов, как это сделать. Но в своем большинстве они подразумевали неадекватные действия защищающегося. То есть были не сильно эстетичными и не очень корректными. Хотя, если жизни угрожает опасность, то почему бы не бросить в глаза сопернику пачку перца?

Если же говорить о нормальных действиях, то это уже степень мастерства 4-го уровня. Методы индивидуальны и зависят от личностных характеристик защищающегося. Лично мне пригодилась такая тактика: сначала я затормаживал удары противника с помощью техники «липких рук», а затем выводил его из равновесия. Что приводило к долгожданной ПАУЗЕ и позволяло атаковать…

Но не стоит считать технику «липких рук» панацеей. Ее нельзя применять всегда и везде. Потому что всегда и везде она не работает. Ее нужно применять фрагментарно и неожиданно. Она должна не доминировать, а лишь дополнять ваш боевой арсенал.

Кстати, то же можно сказать и об айкидо. Это хорошее дополнение к уже существующим техникам. Но, как самодостаточное средство айкидо не годится.

К сожалению, человек средних способностей может достичь 4-го уровня мастерства примерно к 35-37 годам, когда вопрос об участии в чемпионатах для него закрыт (просто уже отсутствует та внутренняя мотивация, которая побуждает покорять мир). Если же достичь 4-го уровня к 20-25 годам, то «покорение мира» вполне реальная вещь. Особенно когда у человека есть дар Божий!

* * *

Надо оговориться, что граница между уровнями мастерства достаточно размыта. Но, как правило, в одном бойце доминирует какой-то один уровень мастерства, хотя при этом в нем могут проявляться как зачатки более высокого уровня, так и рудименты более низкого. Хоть в жизни бывает, что боец 1-го уровня побеждает бойца 4-го уровня, но это исключение из правил, так как 4-й уровень мастерства дает большую фору.

Но сдаваться в любом случае не стоит. Так что дерзайте и обрящете!

Несколько строк в защиту айкидо

У меня часто спрашивают: «Так что, у айкидо нет никаких достоинств?».

Отчего же? Конечно, есть. Целых три! Поскольку айкидо это хорошая:

 

1. Гимнастика.

2. Школа этикета.

3. Бухта для престарелых спортсменов.

 

Все это я говорю без сарказма. А если не верите, поясню.

 

1. Айкидо развивает в человеке некоторые акробатические способности (но не более, чем дзюдо или карате). Однако если спортивная акробатика не может считаться боевым искусством, то зачем мы таковым считаем айкидо? Тем более, если занимающегося спортивной акробатикой мы можем вполне считать акробатом, то айкидист – это как бы недоакробат и в то же время – недобоец. Упражнения айкидо, несомненно, пойдут на пользу людям среднего и старшего возраста. Но зачем детям недоакробатика? Запишите их лучше в секцию спортивной гимнастики. Или в цирковую студию. Результат будет лучшим. Да и по опыту знаю, что настоящий гимнаст осваивается в любых единоборствах быстрее, чем даже тот, кто порой занимался ими с детства.

 

2. Если есть возможность, отдайте ребенка не на айкидо, а на дзюдо, самбо или в греко-римскую борьбу. Но, если выбор стоит между айкидо и сигаретами с пивом, то лучше айкидо! Там вашему ребенку так запудрят мозги изучением всяких терминов, этикета, традиций, плюс экзаменами, показательными выступлениями и другой мишурой, что ему некогда будет думать о пиве и сигаретах. Правда, лет через пять он может сказать ломающимся баском: «А на фига мне это было надо?». Но поздно! Пубертатный этап в его жизни уже пройден без явных потерь! Спасибо айкидо!

 

3. Вы бывший спортсмен. Ваш возраст сравнялся с вашей температурой – 36,6… Но тренированное тело разогнано, как болид Формулы-8, и его так просто не остановишь. Оно требует нагрузок. Но чем вы можете его нагрузить? Боксом? Сердечный карбюратор забит. Борьбой? Уже не та ходовая. Карате? Амортизаторы потеряли упругость. Реально остается наматывать круги по стадиону на второй передаче, но это скучно.

* * *

Есть еще варианты:

Велосипед. Но это сезонно, да и дышать выхлопными газами вредно, а потом, где его хранить?

Игровые виды спорта. Хорошо, но нужна подходящая компания.

Бодибилдинг. Только не это! Ведь как бывший спортсмен, то есть человек, привыкший честно побеждать и честно проигрывать, вы понимаете, что стремление накачать «булки» – сплошные понты, где главное, как ты выглядишь, а не что ты можешь.

Йога. Мало динамики и много умствований.

Айкидо. Вот она ядреная смесь йоги, акробатики и борьбы! Именно то, что нужно, чтобы безаварийно затормозить разогнанный болид! К тому же если вы не просто спортсмен, а бывший боксер или борец, то наверняка сможете положить две оставшиеся лепты в это искусство. Показать им то, чего они не умеют, но что им как бойцам просто необходимо уметь.

* * *

Только не обольщайтесь! Ваши заслуги в других единоборствах не будут оценены. Им это не надо. В айкидо заказывают музыку дяди с большими данами. Это значит, что дяди с детства занимались айкидо. А это, в свою очередь говорит о том, что они по-настоящему не знакомы ни с какими иными реальными единоборствами. Поэтому не в состоянии оценить ваш опыт, буквально вбитый в вас на ринге и татами. Мало того, обладая реальными знаниями и реальным боевым опытом, вы несете прямую угрозу авторитету Великих Мастеров Айкидо. Поэтому, скорей всего, вам прочухают по ушам какими-то там незыблемыми «принципами», недопустимостью выхода за пределы «традиций» и тому подобными мерехлюндиями.

И все же не отказывайтесь от занятий. Они дадут возможность продлить беспокойную юность и может быть… Может быть, вы увидите в айкидо то, чего не увидел я?

Удачи!

* * *

А мораль сей басни такова:

Всякий бублик несет в себе дырку.

Но не всякая дырка несет на себе бублик.

Любое Единоборство наделено своим духом.

Но, не всякий дух наделен Единоборством.

Смотри в оба!

Не обольстись пустым!

 

Пост скриптум

Но если уж очень хочется заниматься айкидо, то лучше выбрать Нишио Будо. Там есть раздел тайджитсу (техника без оружия), очень похожий на айкидо. Но, в отличие от айкидо, Нишио Будо предлагает более честный и реальный подход к вопросам нападения и защиты. Они разработаны таким удачным образом, что естественным образом записываются в подсознание и приживаются там навсегда. Это заслуга методики тренировок, которые попутно научат и многим классическим ударам, применяемым в карате. Кроме того, главным Учителем у вас будет настоящий японец – Такаши Куроки, который живет в Киеве. А до Киева даже из-за Урала язык доведет!

И я уверяю, что если вам когда-нибудь посчастливится взять у Куроки урок этикета и боевых традиций, то вся лапша, которую вешают на уши европейские мастера, покажется вам несъедобной.

Считайте вышесказанное бочкой меда. Однако не удержусь и суну в нее ложку дегтя. При всем уважении к настоящему Сэнсэю и его методикам, я считаю огромным недостатком школы то, что ее ученики не способны отражать атаки серией ударов. Школа просто игнорирует такую возможность. Она сосредоточена на первом движении противника. А что если это движение будет ложным? Или заманивающим? Или полудвижением? Или маскирующим истинное движение? Тогда любое реагирование заведет в западню.

* * *

Еще неплохо было бы убрать некую психологическую однобокость в распределении ролей между «наге» и «уке». Сейчас поясню. Дело в том, что «наге» в Нишио Будо – это всегда человек, виртуально носящий оружие (психологический прототип самурая). А «уке» – это всегда безоружный тип, пытающийся нахальным образом либо обезоружить «наге», либо не дать ему применить оружие…

При этом стоит признать, что сама техника защиты «наге» от «уке» достойна восхищения. И все же хочется спросить, а кому она полезна? Ответ ясен – всем, кто носит пистолет, дубинку, элекрошокер да хоть автомат, поскольку Нишио Будо легко адаптируется к любому виду ручного оружия…

Ладно, но как же другие слои населения, которые оружия не носят? Ведь их же больше, чем бандитов и милиции вместе взятых! Тогда скажите, какая им практическая польза от Школы, если жизнь ставит перед ними задачу прямо противоположную – защититься от ВООРУЖЕННОГО?! Это уже другая психологическая «роль»! Где Ты, «безоружный наге», но Тебе жизненно необходимо защититься не только от захвата и кулака «врага», но и от кастета, от ножа, от дубинки и т.д. Защититься и обезоружить! Вот проработку этой психологической «роли», школа не предусматривает. А жаль… Одна надежда, что когда-нибудь, Куроки-сан случайно прочтет эту статью и захочет помочь безоружным? Уверен, что Школа от этого только выиграет.

http://sinjutsu.com/traditions/3-library/4-riki-tiki-tavi.html

На блоге вы сможете подчеркнуть для себя всю самую полезную информацию из мира айкидо